hueviebin1 (hueviebin1) wrote,
hueviebin1
hueviebin1

Categories:

Ужасное качество и дерьмовые товары.

Я не помню, когда мы в последний раз использовали для мытья посуды моющее средство, произведенное в России. Думаю, что не меньше года назад. Но вот сегодня в мой дом пришло большое горе: финское Fairy внезапно кончилось и посуду я мыл Fairy российским. А еще пробовал пемо-люксом. Разница феноменальна.

В Питере до сих пор очень развито челночество, когда россияне едут в Финляндию за покупками, которые по возвращении перепродают через интернет либо даже открывают небольшие магазинчики финских товаров (с введением санкций против России этот вид мелкого бизнеса фактически наебнулся из-за того, что покупать финские товары стало невыгодно). Люди сколько угодно могут гордиться Родиной, но так у нас исторически сложилось, что если какой-то человек едет даже просто отдохнуть на родине Санта-Клауса, его сразу облепляет уйма знакомых, которые, как дети, начинают выклянчивать: «Привези мне подарок». Человек, уезжающий в Финляндию, со всех собирает бабло и привозит оттуда финские товары. Наибольшим спросом пользуются именно моющие средства — главным образом как раз Fairy. На втором месте идут кофе (главным образом Нескафе), шмотки, жратва и прочие мелкие радости жизни. Во всяком случае все мои знакомые по возвращении из соседствующей с нами заграницы выглядят как новогодние елки, обвешанные банками кофе да бутылками этого моющего средства. Любой питерец, который периодически ездит в Финляндию, думаю, не даст мне соврать в этом вопросе. Огромный спрос на финские товары породил даже такое явление как «Тур-шоппинг»: от 2 тысяч человек в будний день до пяти тысяч в выходной ездят автобусами в Финляндию с одной единственной целью — добраться до ближайших к границе с Россией супермаркетов (типа «Лапландия»), чтобы после его посещения, треща перегруженными сумками, обратно утрамбоваться в автобус.

Итак, чем обусловлен такой ажиотаж вокруг финских товаров и, главным образом, моющих средств? Виной тому лишь две причины:

А: дешевле. Вернее, немного дороже, но если учесть крайне длительное время расходования финских средств относительно наших — получится разительно дешевле.

Б: качественнее. Опять-таки, разительно качественнее.

Когда очень длительное время моешь посуду финскими средствами, то при резкой смене на средства русские разница в качестве диссонирует очень резко: Финский FAIRY ебашит по жиру с мощью японцев по Перл-Харбору — достаточно его лишь один раз нанести на губку для мытья посуды, и этого действительно хватит на чистку всего вашего кухонно-посудного инвентаря. Но все это становится лишь частью истории в тот момент, когда ты меняешь его на русский FAIRY или — совсем уж страшно сказать — на Пемо-Люкс, который непросто хуево борется с жиром и расходуется, как боеприспасы в Донецке, но еще и сушит руки, как пустынное солнце голову Африканского бедуина.

И вот мне всегда было интересно, чем объяснить можно сей парадокс? Фирма та же, марка та же, технология та же, состав тот же... но в Финляндии хорошее средство, а в России оно говно полное. Конечно же, Россия куда менее развитое государство, чем Финляндия, и с этим едва ли отважится спорить даже самый рьяный патриот. Но при всем при этом Россия и не Африка, и даже не Узбекистан. Трудно себе представить, чтобы гигантский механизм, известный, как Россия, который некогда запустил человека в космос, не мог бы производить примитивнейшее средство для мытья посуды. Наверняка же Россия может это делать не хуже, чем в Финляндии. Но почему же тогда вроде бы один и тот же товар, купленный в России и приобретенный в Финляндии, так разительно отличается друг от друга?

А ответ мы сможем легко найти непосредственно на упаковках этих же средств.

Финский FAIRY: «Массовая концентрация анионных поверхностно активных веществ — 19,7»

Российский Fairy: «Массовая концентрация анионных поверхностно активных веществ (ПАВ) — 10,5»

Вроде один и тот же производитель, но содержание главного вещества, которое делает Fairy моющим средством, разнится в два раза. У Российского — 10,5; у Финского — 19,7. И так практически во всем.

Очевидно, что в России хуевый Фейри делают по одной простой причине: экономия. Плюс, чем быстрее это говно расходуется, тем чаще его покупать будут. Например, русский Фейри расходуется приблизительно в пять раз быстрее финского, а стало быть средний россиянин тратит на него в пять раз больше денег, чем средний финн. Ничего личного — лишь капитализм. Но вот в чем загвоздка: почему У НИХ капитализм со свойственным ему стремлением к максимальной прибыли не сказывается на качестве товара, а у нас — сказывается?

Потому что у них капитализм строится по принципу конкуренции (если ты выпускаешь хуевый товар, то покупатель найдет более достойный аналог, так что в битве за кошелек покупателя финны идут по пути улучшения качества продукции), в то время как у нас капитализм строится по принципу «здесь убавим, то уберем, это и так сойдет — зато скока сэкономим». Причем такой капитализм в плане выгоды коммерсанта куда более прибылен, нежели его финский аналог.

Сейчас попробуем разобраться в том, как могла сложиться столь парадоксальная ситуация. Нет, дело здесь отнюдь не в Российской власти (хотя некую роль в этом процессе отыгрывает и власть, но об этом ниже). Первоочередной корень всех зол уходит в бандитские девяностые, в те времена, когда и формировались сегодняшние производственные гиганты. А началось все, как это ни странно, с челноков, которые в те времена целыми ордами гоняли в Китай за товарами. Именно те челноки сегодня и встали во главе крупнейших производств и по принципу челночества продолжают работать и по сей день. Именно благодаря этому российские товары из любой потребительской группы сегодня разительно уступают по качеству европейским.

Будучи маркетологом в одной компании-гиганте, я, естественно, занимался изучением продукции компаний конкурентов, а также европейской продукции. У нас специально целые бригады маркетологов ездили в туры по Европе (Польша, Германия и т.д.), покупали продающуюся там продукцию (не из продуктов питания, конечно) в качестве образцов. Потом привозилось все в Питер и исследовалось. Всегда купленная там продукция оказывалась качественнее нашей. Даже примитивнейшие пакеты, обыкновенные сраные пакеты в среднем были раза в два прочнее наших.

При изучении истории российских конкурентов не могла не броситься в глаза общность картины становления их успеха. Она была точно такой же, как и у компании, на которую я работал. Все это бывшие челноки. Т.е. представители наиболее примитивной сферы бизнеса: купить подешевле, продать подороже и любым возможным способом выжать максимум прибыли. Бизнесмены этого типа — классические мещане и быдлоиды, у которых еще вчера на стенах ковры висели. Ну а кто еще таким примитивным бизнесом заниматься будет?

Начиналось, как правило, с парочки энтузиастов, которые снимали квартиру, служившую им одновременно и офисом, и складом. Они гоняли в Китай за продукцией и перепродавали ее здесь. Те, кто лучше торговал, со временем начинали шажок за шажком, стежок за стежком подниматься. Сначала наняли себе оператора. Потом денег хватило на покупку рабочего автомобиля. Потом на зарплату шофера. Потом на наем еще одного человека. Потом на аренду более крупного помещения... Таким образом, медленно и не спеша доходило до создания собственных автопарков с фурами и аренды заводских помещений.

Заводы появлялись, но мещанское стремление к челночеству оставалось на том же самом месте: все по-прежнему покупалось в Китае. Только уже не исходная продукция, а сырье для нее: в Китае покупались станки для производственной деятельности. Причем в целях получения максимальной прибыли станки были самыми дешевыми. К ним покупалось самое дешевое сырье из Китая, произведенное криворукими китайцами. Дальше за самые дешевые китайские станки с самым хуевым сырьем становились, опять-таки в целях экономии, самые хуевые работники, а именно — таджики и узбеки.

Все это в конечном счете и установило низкую планку товаров отечественного производства. Развития до масштабов крупного производства как правило получали наиболее отмороженные, наглые и хитрожопые челноки, пробивавшие себе путь в светлое экономическое будущее бок о бок с очень серьезным криминалом, за счет которого нещадно давили всех конкурентов, а также выживали сами благодаря тому, что свой криминал помогал защищать этот бизнес от криминальных нападок уже самих конкурентов. На том и строились практически все сегодняшние производственные компании. А благодаря тому, что в диких условиях 90-х к успеху преимущественно приходили только самые наглые, жадные и дерзкие люди с богатым криминальным опытом за плечами, на качество своей продукции они клали огромный хуй. Зачастую экономия доходит до того, что «производитель» с производимого товара получает сотни процентов прибыли (например, с товара проданного на 700 тысяч рублей чистая прибыль, с вычетом затраченых средств на сырье и рабочую силу, в зависимости от специфики производимого товара может колебаться в районе 500 тысяч рублей — никаким финнам такая прибыль и не снилась).

Но самое страшное, что могло случиться с Российским производством — это сращивание этих полу-бандитских производств уже с бандитами самыми настоящими, т.е. с властью, что даровало им абсолютную монополию на рынке. Выживать стали не те, кто лучше, а те, у кого больше связей. Произошел сущий парадокс: капитализм гласит, что в конкуренции рождается качество. По такому вектору и движется все европейское производство: производить качественное — выгоднее. И лишь российская действительность порвала в клочья все представления о капитализме: у нас стало выгоднее производить менее качественный товар.

Немалые коррективы в становление единогласного царствования говнотоваров ввела и покупательская способность самих россиян, которая и по сей день разительно ниже покупательской способности европейцев. Целевая аудитория большинства товаров широкого потребления — домохозяйки и пенсионеры. Из-за того, что средний кошелек средней российской домохозяйки в несколько раз тоньше среднего кошелька европейской домохозяйки, производить качественное стало еще менее выгодно. Вернемся к тому же Фейри: чем качественнее товар, тем выше его стоимость. Если же ты продаешь бодягу, то стоимость можешь понижать без ощутимых для твоего бизнеса последствий. Предположим, на полке лежат два средства: хорошее за 100 рублей и плохое за 50 рублей. Европейская домохозяйка со своим толстым кошельком может себе позволить переплатить в пользу качества. Российская же средняя домохозяйка/пенсионерка, исходя из своих финансовых возможностей (плюс чисто на подсознательном уровне с малых лет привыкшая на всем экономить), в большинстве случаев выберет в пользу низкой цены, но в ущерб хорошему качеству. Т.е. в том числе и по этой причине говно в России всегда будет продаваться лучше, чем качественная продукция. Инноватор, решивший заполонить полки магазинов качественной продукцией, никогда не поднимется, махнет рукой и скажет: буду тоже говно производить.

Если же внезапно появляется инноватор, который научился производить качество дешево, за счет чего собрался занять лидирующие позиции на рынке сбыта своих услуг/товаров, то его элементарно задушат сформировавшиеся еще в 90-х монстры индустрии. Во-первых, он тупо не сможет встать на полки ни одного супермаркета: про войны за место на полках магазинов отдельная песня. Во всех крупных сетевых магазинах места на полках давно поделены между рядом гигантов, которые просто не дадут тебе там встать. Встать на полку новичку можно лишь по блату. Например, если он кореш владельца Ритейл Икс Гроуп. Либо же встать на полки федеральных сетей можно, заплатив несколько миллионов (да, за место на полках Лент и Океев надо платить по несколько миллионов в месяц). Начинающий инноватор едва ли сможет себе позволить такую роскошь. Правда такая система во всем мире, и в Европе тоже. Однако у нас есть некое отличие...

Даже если вдруг происходит чудо и на рынке появляется новый серьезный конкурент, готовый предложить более качественную продукцию по той же цене или же просто такую же продукцию, но по более низкой, то тут уже идет в ход самая главная проблема российского производства: сращивание утвердившихся на рынке компаний гигантов с властью, которую они и подключают для травли и уничтожения не в меру активного новичка: бесконечные проверки бесконечными инстанцями, следственный комитет, травля и дискредитация через полностью подконтрольные государству СМИ. Ярчайшими примерами могут служить агрессивный наезд на торговую сеть «Магнит», которая с совершенно левыми людьми, не имеющими отношения к устоявшейся прогосударственной тусовке, внезапно стала активно развиваться и по ценам приближаться в Ритейл Икс Гроуп, которые контролируют лидера сбыта — намертво сросшуюся с государством торговую сеть «Пятерочка». Или другой пример — произошедшее недавно нападение на сверхгигант Кировский завод, который пал жертвой точно такой же заказухи, что и сеть «Магнит».

«Трудовая инспекция Петербурга потребовала от Кировского завода отстранить от работы 435 офисных сотрудников из-за того, что они «не прошли обучение и проверку знаний по охране труда». Эти сотрудники контролируют работу всех дочерних предприятий, которые в 2014 году принесли выручку 17 млрд рублей. Как уточняют в инспекции, плановая проверка предприятия проводилась с 10 марта по 6 апреля, в ходе нее выявлено 671 нарушение трудового законодательства и норм этой отрасли права".

Кому и зачем понадобилось на основании неподтвержденных нарушений принимать столь жесткое решение, исполнение которого влечет за собой полное блокирование деятельности целого предприятия и серьезные негативные социальные последствия... Зачем понадобилось делать это именно в тот момент, когда вся отечественная промышленность, не исключая и Кировский завод, переживает по известным причинам не самые лучшие времена?

Как сообщал источник, близкий к руководству трудовой инспекции Петербурга, они и сами не рады разжигать войну с Кировским заводом, но вынуждены этим заниматься, «так как на инспекцию оказывает сильное давление московское руководство». Природу этого давления местные руководители инспекции, либо не знают, либо говорят окружающим, что не знают.

Собственно, как говаривают в этих кругах, к травле Кировского завода органы подключились по заказу Петростали, курируемоей небезызвестным и полностью прокремлевским Алишером Усмановым.

Или еще один пример: государственная травля легендарного универсама «Народный», которая однозначно была организована так же конкурирующими сетями. Из-за того, что у «Народного» была своя, особая система дистрибьюции, они могли продавать свой товар по разительно более низким ценам, чем та же «Пятерочка», «Лента», «Окей» и т.д. Проще говоря, они закупали товар без посредников, в отличие от всех остальных, за счет чего и обеспечивали товару на полках цены, которые «Пятерочке» даже и не снились. Таким образом, за счет низких цен проходимость одной-единственной точки «Народного» составляла до 50 тысяч человек в сутки. У суперпроходимой «Пятерочки», к примеру, одна точка получает проходимость в 5 000 голов за день. Сбыт продукции «Народного» составлял 70% сбыта продукции всего района. Т.е. один единственный магазин сбывал больше товара, чем находящиеся в округе пятерочки, ленты, океи, дикси вместе взятые! Беда «Народного» заключалась лишь в том, что его владельцы были не из прогосударственной тусовки. Это и вынесло ему приговор.

"По неведомой причине с апреля на универсам обрушился шквал проверок разнообразных надзорных органов, а летом к борьбе подключилось молодежное движение «Хрюши против». Соратники «Наших», подвизающиеся на почве борьбы с просроченными продуктами, нагрянули в «Народный» с инспекцией 26 июня. Наряженных в костюмы свиней активистов в универсаме, если верить их жалобам, приняли недружелюбно. По версии «хрюш», около 30 охранников якобы с криками «бей русских свиней!» вытолкали молодежь, были и пострадавшие. На «хрюшу» Андрея Богомолова даже пытались завести уголовное дело за неподчинение властям. Но тут удачно подошла пора Селигера.

Путин велел во всем разобраться и магазин закрыть. В 13-м отделе полиции, посмевшем завести дело на нашиста, все претензии к «хрюше» экстренно свернули. «Хрюш» даже принял министр МВД Владимир Колокольцев, который так очаровался активностью борцов с тухлятиной, что завалил их общественной работой по проверке магазинов.

Для «Народного» же несколько слов Путина аукнулись чередой скандалов, которые длятся до сих пор. Уже на следующий день после жалобы Сморчковой «Народный» оцепили омоновцы. Подоспели с проверками прокуратура и ФМС. Универсаму припомнили, что в июле Роспотребнадзор нашел на складе следы грызунов, а в торговых залах — жирных мух и гнилые фрукты. Стало понятно, что «Народному» не устоять».


Фактически гигантский бизнес в России функционирует по чеченскому принципу клановости. Если ты не из правящего клана, как владельцы «Народного» или владелец «Магнита», будет сделано все, чтобы твой бизнес издох. Истории с «Магнитом», я уже посвящал целый огромный пост.

Это касается абсолютно всех сфер гигантского бизнеса, в т.ч. и такого печально известного явления как «Российское кино», которое находится ниже плинтуса по той же причине, по которой и качество всей остальной продукции: условия, в которых независимого человека, пытающегося конкурировать с безблагодатным говном качественной продукцией, элементарно зажмут в тисках российской действительности. Ведь обратите внимание: что ни россиянский блокбастер, то одна и та же тусовка режиссеров, одна и та же тусовка актеров. Левых людей на больших экранах не бывает. Если это какое-то величественное кино о великом человеке, то главную рольсовершенно точно сыграет Сергей Безруков просто потому, что только определенная тусовка имеет все возможности для снятия масштабного кино. Только те, кто активно связан с Кремлем. Речь не идет о низкобюджетном авторском кино (там как раз бывают хорошие вещи) — только о том кино, которое приносит десятки миллионов его авторам. Масштабное кино в России не снимается без господдержки. Нет у тебя господдержки? Не будет у тебя кино, вот и весь секрет. Потому на экранах и оказывается исключительно хуета. Примером негативного воздействия такого тендема на качество кинотворчества может служить опубликованная недавно переписка прокремлевского актера Михаила Галустяна, в которой он обращался к своим власть имущим покровителям с просьбой прикрыть сайт «Кинопоиск» и создать побольше проблем «Яндексу».

Самое печальное в той истории заключается в том, что гендиректором РБК реальность переписки была подтверждена. Для тех, мимо кого данное событие прошло боком, поясню: Галустян в переписке сокрушался, что из-за гигантского обилия негативных отзывов о его последнем фильме на «Кинопоиске» он недосчитался нескольких миллионов (не уточняется, рублей или долларов). В такой обстановке Галустян, чтобы поднять кассовые сборы своих фильмов, отнюдь не думает о том, что следовало бы улучшить их качество: негативных отзывов станет меньше, и стало быть из-за Кинопоиска он в следующий раз не потеряет несколько миллионов. Сними хорошее кино, Мишаня, и тогда к тебе вернутся твои два миллиона. А он вместо этого элементарно просит влиятельных чиновников, своих покровителей найти причину для обысков в офисе Яндекса и вообще требует попробовать найти обоснование для закрытия сайта «Кинопоиск». Вот тебе и в кино та же самая история, что в крупном производстве. Не выгодно снимать качественное кино. Выгодно снять абсолютную дешевку при затрате минимума усилий, получив максимальную прибыль, и не опасаться того, что тебя потеснят конкуренты своим более качественным продуктом — ведь если что-то не так, можно просто попросить друзей чиновников прикрыть того, кто перебивает твой хлеб. Например, «Кинопоиск». Попробуйте представить себе подобное в Америке — хуй что у вас получится.

Все дело в том, что в России нет капитализма в том виде, в котором он есть в Европе и в Америке. Потому и нет развития качества: нет сил, которые могли бы его стимулировать. Из-под обломков дикости России 90-х наружу выполз настоящий монстр — гибрид капитализма с коммунизмом. Т.е. вроде бы все как при капитализме: крупный бизнес находится в частных руках, а не в руках государства. Но при всем при этом он находится под пристальным надзором и крышей государства, так что того, кто пытается влезть на поле боя со своими правилами, будучи «чужим» и независимым, это государство попросту прихлопнет. Прихлопнет, даже если у непосредственно государства в этом нет своего интереса, но есть интересы коммерсанта, который глубоко пустил корни в государственной машине (т.е. обладает очень хорошими связями). Это называется коррупцией. Именно по этой причине русский Fairy не выдерживает никакой критики по сравнению с Fairy финским. Коррупция уничтожает творчество и прогресс, потому что при коррупции частный бизнес элементарно сращивается с прогосударственными силами и за счет их мощи нагибает конкурентов (путем рейдерства, к примеру).

Однако же не все так плохо, есть в российском бизнесе среда, отчасти оставшаяся (во всяком случае, до недавнего времени) независимой; среда, которая живет по настоящим законам капитализма; среда, в которой побеждает именно качественный товар. Эта среда осталась в некотором роде независимой по причине того, что ее денежные обороты куда скромнее оборотов гигантских производств. Вернее, таких сред несколько, и одна из них — бизнес в сети Интернет. Здесь, как правило, конкурируют настоящие инноваторы и изобретатели — никаких полукриминальных жлобочелноков в этом бизнесе не водится, и живут они по тем самым, настоящим законам капитализма. Ярчайшим примером тому могут быть, допустим, братья Павел и Николай Дуровы, юные гениальные инноваторы, создавшие социальную сеть «ВКонтакте» (пусть за основу взявшие и американский фейсбук, однако на сегодняшний день общего у них осталось мало).

В России был ряд безгранично унылых социальных сетей, самой известной из которых была «Одноклассники». В 2006 году такое вот говно прочно обосновалось на троне лидера этого вида бизнеса. «ВКонтакте» появилось в 2007 году и усилиями братьев Дуровых принялось уничтожать конкурентов за счет улучшения качества своего ресурса, в конечном счете породив лучшую социальную сеть не просто России, а всей Европы, и выведя сайт в десятку самых посещаемых сайтов планеты, оставив далеко позади Одноклассников и даже русскую версию Фейсбука. В итоге за счет свободной капиталистической конкуренции мы получили качественный продукт, которому нет достойных аналогов во всей Европе. Во всяком случае одна сеть ВКонтакте сегодня способна заменить пользователю ВЕСЬ интернет: там можно узнавать новости, смотреть любые фильмы (и даже детский прон), находить статьи и книги, слушать музыку, размещать объявления и даже раскручивать/вести свой небольшой бизнес. Не удивительно, что сеть со столь широким ассортиментом пользовательских удобств, стала самой крутой на всю Европу. И произведена она именно в России. ВК, согласно законам капиталистического мира должен был улучшать качество, чтобы выжить. И вот, благодаря этому мы получили передовой продукт европейского уровня. Потому что эта сфера изначально не была оккупирована жлобами и мещанами, которые, опасаясь конкуренции, руками государства давили бы всех инноваторов, посягнувших на долю рынка. А если бы бизнес в интернете происходил бы по той же схеме, что и производственный, мы бы все сейчас сидели в старушечьей социальной сети «Одноклассники».

По теме: Великий миф про "Великое экономическое чудо" в Китае.
Заказуха по очернению торговой сети "Магнит"!
А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

дновости3.jpg






Рейтинг@Mail.ru


Subscribe
promo hueviebin1 july 18, 2017 17:28 464
Buy for 300 tokens
А я, честно сказать, сразу заподозрил, что в этой истории со свадьбой все не так чисто, и либерасты просто в очередной раз раздувают из мухи слона, дабы создать очередной информационный шум, дескать, в России все плохо, все судьи — коррупционеры и т.д., и т.п. Я специально сразу не касался…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 296 comments