?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

А этих не посадят...

Как-то мой давний товарищ и коллега Кунгуров написал резонансную статью «Кого бомбят путинские соколы», в которой подробно рассказывалось о том, что на самом деле происходит в Сирии. Вскоре в его дверь раздался звонок: «Мы к вам, товарищ, и вот по какому вопросу» сказал по ту сторону двери мужчина, подозрительно похожий на булгаковского Швондера. После того, как Кунгуров открыл дверь, ему мастерски заломали руки и препроводили в служебный воронок. А как же иначе? Ведь, по-мнению ФСБ, Кунгуров оказался самым настоящим террористом. Столь устрашающий статус он получил за то, что в статье его версия происходящих в Сирии событий отличалась от версий, передаваемых в новостях. А потом сами знаете: липовые эксперты вынесли липовые заключения, которые подтвердили липовые свидетели из числа НОДовских обрыганов. Судили аж выездным военным судом. Так террорист же! Ну, а че поделаешь, когда инакомыслие в рашке уравнено с терроризмом?

Зато я точно знаю, кого не посадят за терроризм!


Волна анонимных звонков о заминировании школ, вокзалов, торговых центров и мэрий по всей стране связана с фильмом Алексея Учителя «Матильда». Об этом заявил лидер организации «Христианское государство – Святая Русь» Александр Калинин.

В последнюю неделю было все: и фанатики, въезжающие на машинах, начиненных газовыми баллонами, в кинотеатры, и поджоги машин, теперь вот массовый телефонный терроризм, за который уже поспешили взять на себя ответственность наши любимые христуны. Несколько крупных киносетей уже отказались от проката фильма, и поскольку методы террора возымели действие, но не возымели последствий, конечно же, христуны пошли по наростающей и сегодня заявили, что «если не запретить "Матильду", то текущие провокации покажутся просто баловством», попутно добавив, мол, мы не успокоимся пока у нас не будет духовно, как в Иране. Впрочем, усилиями Вована у нас рано или поздно и без фанатиков, как в Иране будет.

Естественно никого из этих уважаемых людей до сих пор ни к чему не привлекли, как и не привлекли их главную муллу-кликушу Поклонскую. И не привлекут. Ну... они же Путина не критиковали
какие ж они террористы? К тому же они действуют строго в рамках развития нашей духовности, «особого пути» и всего этого вот. То ли дело Кунгуров: в аналитике своей писал, что Путин бомбит мирняк в Сирии. Террорист сущий! А Поклонская со своими адептами не писала, так что... Какие же террористы? Наоборот, требуют Путина царем сделать да тут даже на героев России тянут подвиги. Обязательно посмотрите видео! Оно правда очень крутое! Как вы думаете, сколько людей с него сели? Ни одного. А на любые вопросы типа «почему» уже давно есть пусть емкий, но безгранично точный ответ: «Это Россия, детка!»


А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

дновости3.jpg

Cледить за обновлениями блога вы также можете через ВК и ФБ:



Recent Posts from This Journal

promo hueviebin1 july 18, 2017 17:28 467
Buy for 300 tokens
А я, честно сказать, сразу заподозрил, что в этой истории со свадьбой все не так чисто, и либерасты просто в очередной раз раздувают из мухи слона, дабы создать очередной информационный шум, дескать, в России все плохо, все судьи — коррупционеры и т.д., и т.п. Я специально сразу не касался…

Comments

andrey_kaminsky
Sep. 14th, 2017 12:12 pm (UTC)
Михаил Евграфович, как без него:
"Первое преимущество, которое ненавистник охотно выставляет вперед, — это приличная и, так сказать, дисциплинированная внешность. И действительно, взирая на открытое и розовое лицо какого-нибудь ненавистника, вслушиваясь в его умеренно-пошловатую речь, весь смысл которой резюмируется словами: «как прикажете?», видя этот учтивый нос и эти ласковые, слегка закатывающиеся глаза, которые, кажется, так и говорят: «навек я твой и даже больше!», всматриваясь в его плавную, преданно-спешащую походку, в его мягкий, несколько бесцветный жест и не усматривая притом в положении его тела ничего, кроме благодарно-устремляющегося и готовно дерзающего, — вам даже в голову не придет сказать: «Вот человек, у которого в сердце завелось уксусное гнездо, у которого в голове засела каверза, у которого внутренности поражены гноящимися струпьями!» Напротив того, вы скажете: «вот обворожительный малый, который отлично владеет французским диалектом и у которого притом из всех пор сочится пот готовности и признательности!» И, однажды сказав себе это, вы непременно почувствуете к этому человеку влечение и начнете относиться к нему с упорным пристрастием. Неразвитость его вы назовете наивностью, невежество — простодушием, незнание дела — неопытностью; даже в его лукавстве вы будете видеть не то вредное качество, которое и в животных низшего разряда возбуждает отвращение, а милую изобретательность не очень обширного, но благонамеренно направленного ума. Вы не заметите ни той судороги, которая по временам мгновенно пробегает по его лицу, ни тех подергиваний, ни того воздымания ноздрей, в которых собственно и заключается ключ к его сердцу. Перед вами только человек с мягкими, смеющимися глазками, с устремленным вперед корпусом, одним словом, человек, которого можно и намотать на клубок, и опять размотать — как угодно! Не клад ли такой субъект! И возможно ли сравнить его с теми угрюмыми личностями, которые не только не устремляются, но даже как будто назад опрокидываются? Нет, ни сравнить, ни променять ни на что подобное невозможно — это ясно как день. Это тем более ясно, что каверзы, которые выкидывает очаровательный ненавистник, совершаются не на глазах ваших, а там, за кулисами, на каком-то заднем дворе...

Насчет обрядов ненавистник просто лев; и ему тем легче геройствовать на этом поприще, что самое понимание его не идет дальше обряда, что все воспитание его исключительно основано на обряде и что у него пропасть свободного времени, избыток которого позволяет ему следить за обрядом с пунктуальностью изумительною. Мундиры, парады, обеды, молебны — вот почва, на которой твердо стоит ненавистник, и плохо придется тому, кого проницательный взор его усмотрит на этой почве небрежным или неисправным. Нужды нет, что тут же, в этом самом мундире, ненавистник измышляет пакость тому самому делу, в пользу которого он парадно вырядился, — повторяем: эта пакость совершится за кулисами, на заднем дворе, на сцене же будут красоваться все внешние признаки преданности делу, на сцене будет обряд, а много ли найдется людей, которые сумеют отличить обряд от сущности? Итак: горе тому, кто оплошал в мундирный день! горе тому, кто в день сей страдал головною болью или коликами! горе тому, кто просто позабыл о происходящем торжестве, а усмотрен был во время оного гуляющим! Тысячи обвинений, одно другого нелепее, одно другого зловреднее, посыплются на его голову и ежели не поразят окончательно, то навредят и нагадят настолько, что человеку опротивеет не только провинция, но и самая деятельность, на которую он в ней осужден.

Да вот и дрянные, по-видимому, людишки, а подите-ка, уберегитесь от их белых, поганых зубов! устойте-ка против их козней, несмотря на явную нелепость и глупость последних!"