?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сколько раз вам доводилось слышать блистательный в своем недоразумении аргумент, мол, если в СССР были репрессии, голод и нищета, то почему же в те годы население стремительно росло, а сегодня, во время вселенского счастья развитого капитализма (ну, насколько понятие капитализма применимо к нашей стране, конечно), оно столь же стремительно падает?

Лично я это слышал, наверное, столько же раз, сколько коммунистов существует на планете. Вероятно, я сейчас кого-то огорчу, но между этими явлениями нет никакой взаимосвязи. Вообще. Вернее, связь есть, но скорее обратная. Равно как нет взаимосвязи между низким уровнем жизни в 90-е и сокращением численности населения тогда же.

Начнем со Сталина. Рост населения на больших временных отрезках никоим образом не может говорить об отсутствии репрессий, голодного мора и т.д., точно так же, как об этом не может говорить и убыль населения. В качестве примера мы можем взять любую страну Африки или Средней Азии. Например, Руанда. Невзирая на все ужасы, творящиеся в этой стране, ее население с 1978 по 2002 год (т.е. всего за 24 года) увеличилось вдвое. А к 2017 году — втрое. Это при том, что там был один из самых жестоких геноцидов современности; это при том, что там ни на день не прекращаются жестокие кровопролитные войны; это при том, что там бушуют жуткие болезни и цветет страшный голод. А вот численность населения Швейцарии за последние 20 лет вообще не изменилась, а если учесть приток мигрантов, то даже сократилась. Следует ли из этого то, что в Руанде жить лучше, чем в Швейцарии? Ну, в Руанде же вон какими стахановскими темпами прет население, а коренная Швейцария вымирает... Аналогичным образом подменяют понятия и любители СССР, когда апеллируют к росту населения страны советов как символу благополучия Советского государства. Если они считают рост населения главным признаком благонадежности и доказательством отсутствия репрессий, то тогда самым благополучным государством мира для них должна являться именно Руанда, ибо рост населения там такой, какого даже в СССР при Сталине не было.

Кстати, еще стремительнее рост населения России был во времена Российской Империи, так что по причудливой логике нашего советского человека получается, что Николаша был еще круче Сталина, не так ли?

Увы, единственное, о чем говорит высокий коэффициент рождаемости — низкая грамотность населения и отсутствие смысла жизни большинства членов социума. Именно поэтому Европа стремительно вымирает, а Средняя Азия с Африкой стремительно размножаются. На момент своего рождения СССР являлся аграрным государством, более того, сельское население преобладало над городским вплоть до 60-х годов. Так уж исторически сложилось, что сельское население традиционно менее грамотно, чем городское, а потому и более плодовито. Это общечеловеческий закон, одинаково применимый ко всем народностям без исключения: родители аграрного общества заинтересованы в детях, родители индустриального и уж тем более пост-индустриального — нет! Для ведения сельского хозяйства детям не нужно давать образования и вкладывать в них финансы, наоборот, только ходить научился, и сразу в поле его! Таким образом ребенок становится важной точкой опоры в ведении хозяйства, и чем больше детей, тем больше точек опоры. В индустриальном и пост-индустриальном обществе такое уже не прокатывает, там ребенок из поддержки превращается в обузу: в ребенка необходимо вкладывать деньги и усилия, чтобы он получил образование и смог получить специализацию для хорошей работы. Причем если сельские дети уже с 7 лет могут батрачить по хозяйству, то городские начнут приносить отдачу только лет через двадцать. Т.е. в индустриальном и пост-индустриальном обществах большое количество детей невыгодно. Плюс ко всему в таких обществах уже и родители пограмотнее становятся. А чем грамотнее, тем выше запросы, и один из таких запросов — желание пожить ради себя, что окончательно ставит крест на рождении детей.

Поэтому неудивительно, что когда сельское население в Российской Империи составляло 90%, демография показывала африканский уровень рождаемости. К слову, бытует мнение, что именно чрезмерный уровень рождаемости в РИ и стал причиной гражданской войны 17 года (т.н. «мальтузианская ловушка» — ситуация, при которой рост населения обгоняет рост производства продуктов питания, что в конечном счете приводит к естественной саморегуляции популяции путем кровавых гражданских войн, террора и геноцида).

Так вот: пока у тебя в стране преобладает сельское население, ты можешь хоть по геноциду в год проводить; ты можешь травить свое население хоть химическим оружием (как маршал Тухачевский жителей Тамбова); ты можешь морить их голодом сколько угодно — численность населения все равно будет расти. Расти лишь по одной простой причине: малограмотные крестьяне плодятся, как кролики, и на каждого умершего ребенка будут рожать по пять новых, что мы и видим сегодня в странах Африки и в Средней Азии. Это же относится и к «невероятному» (по мнению любителей СССР) восстановлению численности населения страны после крупных демографических провалов былых лет. Например, после гражданской войны, потом после голода 33 года (тогда население таки в убыль пошло), после второй мировой войны. Говорит ли это о пламенном гении Виссарионыча, который в кратчайшие сроки не просто вернул численность на прежний уровень, но еще и сумел ее разительно увеличить?

Посмотрите на график ниже:


Это демография Камбоджи, страны, в которой на закате 70-х произошел один из самых масштабных геноцидов (относительно численности населения) в истории. Ад, которые устроили кхмеры в Камбодже, вполне сопоставим с той мясорубкой, которая случилась в Великой Отечественной. Как вы видите, по окончанию геноцида Камбоджа почти молниеносно восполнила все потери, равно как и СССР после гражданской или второй мировой. Говорит ли это о том, что после Пол Пота в Камбодже правил величайший политик в истории человечества? Ведь он так быстро восстановил популяцию населения, невзирая на то, что Красные Кхмеры уничтожили миллионы людей! Конечно же, единственное, о чем это говорит — это о том, что в Камбодже нищие крестьяне плодились с такой скоростью, что за ними никакой геноцид Красных Кхмеров не поспевал, и они очень быстро восполнили все человеческие потери. Ровно по той же причине были преодолены три главных демографических провала СССР 17-20 годов, 33 года и 41-45-х. И «пламенный гений» Сталина тут совершенно ни при чем.

Сталин брал в руки аграрную страну, 90% населения которой не умело читать и писать. И грамотность прививалась не по щелчку пальца большевиков, это длительный и трудоемкий процесс, который длился аж до 50-х. И по мере «окультуривания», роста образования и уменьшения влияния села параллельно замедлялась рождаемость.

Например, в совершенно дремучем 1925 году на одну женщину приходилось 6,8 детей. В тридцатом — уже 5,7. В сороковом — 4,2. Этих цифр с лихвой хватало, чтобы перекрыть миллионы репрессированных, погибших от гражданских и мировых войн, голода Поволжья и блокады Ленинграда, уничтожения тамбовских крестьян химическим оружием и т.д. и т.п.
В пятидесятом году число детей на женщину сократилось уже до 2,9, в шестидесятом — до 2,4. Процесс всеобщего окультуривания населения был завершен приблизительно в 50-х годах, и совершенно закономерно уже начиная с 1962 года городские женщины приносят количество потомства, недостаточное для сохранения численности населения на одном уровне, а именно — меньше двух детей на семью: в 1962 — 1,98; в 1963 — 1,93; в 1964 — 1,88; в 1965 — 1,82; в 1967 — 1,79; в 1968 — 1,75 и т.д.

Однако же эту брешь пока еще прикрывает сельское население, которое по-прежнему сколь велико, столь и малограмотно, за счет чего и обеспечивает пусть и изрядно замедлившийся, но устойчивый прирост населения. Впрочем, к 1968 году ситуацию уже не может вытянуть и порядком окультурившееся село — теперь даже суммарная рождаемость недостаточна для банального сохранения одного уровня численности населения. Очень заметно просевшая в 70-х рождаемость и станет одной из причин демографического провала 90-х — к тем годам в период плодотворности как раз входят дети 70-х, численность которых стала наименьшей в истории России (на тот момент), а стало быть и рожать в 90-х было особо и некому. Таки да, тренд на демографический провал был заложен еще в 70-х.

И вот в 90-е годы начинается уже резкий спад численности населения, в котором сегодня принято винить некие ельцинско-гайдаровские реформы, что является откровенной ерундой. Конечно же, в 90-е была нищета, однако голодного мора не было — как-никак, а выживали, архивных фотографий умирающих от голода истощенных детей, как при Сталине в 33-м, я в 90-е отчего-то не видел. Т.е. от голода тогда никто не умирал. Да и когда это голод был препятствием для роста населения? Бандитизм, конечно же, вносил свою лепту, но она была микроскопична и на общем демографическом фоне никакой роли не играла. Более того, единственная форма бандитизма, с которой сталкивалось большинство населения, — это объегоривание в наперстки на рынке, ибо ОПГ как правило интересовались бизнесменами. Поэтому средний россиянин про страшных рэкетиров знал разве что из хроник «Криминальной России», и когда вам любитель СССР с ужасом в глазах рассказывает о страшных бандитских разборках 90-х, он явно себе льстит. С кем-то там разбирались, но он-то тут при чем? С каких это пор братва стала слесарей и сантехников крышевать да отстреливать? Многие винят в образовании демографического кризиса чрезмерное количество абортов, которые делали женщины 90-х — якобы столько абортов, сколько в 90-х, не делали никогда. Это, конечно же, откровенная ложь!

Самое большое количество абортов 90-х пришлось как раз на 1990 год — 4,1 млн. На втором месте 1991 год - 3,6 млн. Начиная с 95 года их количество колеблется от 2 до 3 млн. Это, конечно же, много, но лишь при условии, если не смотреть статистику Советской России. А вот если вы посмотрите ее статистику, то с удивлением обнаружите, что пик 90-х с 4,1 млн. чел. не попадает даже в десятку годов с наибольшим количеством абортов. Более того, он не попадает даже в двадцатку. Ладно, чего томить... Это самое маленькое количество абортов со времен, как их разрешили в России после смерти Сталина.

Самое большое количество абортов в истории России было сделано в 1964 году — тогда их количество составило 5,6 млн. В среднем в Советской России ежегодно проводилось 4,5 млн абортов. В жуткие же 90-е — только 3 млн.



В народное сознание так прочно въелся миф о фантастическом количестве абортов в 90-е, что для кого-то данная статистика может стать настоящим откровением. Никто не спорит с тем, что количество абортов в 90-е было велико, но не следует умалчивать и то, что в СССР оно было значительно больше.

Причем демографический провал 90-х был якобы настолько чудовищным, что некоторые истерички любят это называть чуть-ли не геноцидом, публикуя какие-то фантастические цифры в 20 млн человек. Наверняка вы подобное хоть раз, да встречали.
«За время ельцинско-гайдаровских реформ умерло больше, чем за время правления Сталина, так кто на самом деле проводил геноцид населения, а?» — ну что, знакомо? Так вот: это абсолютнейшая ложь! Если считать количество именно умерших по годам, то многие удивятся, но НИ ОДИН из годов 90-х со всеми их бандитскими разборками, нищетой, наркоманией и повальным алкоголизмом — повторюсь: НИ ОДИН — даже близко не стоял с количеством фактических смертей при Сталине.

Самое большое количество смертей в 90-х приходится на 1994 год — 2,3 млн чел при населении в 148, 3 млн. Т.е. в самый страшный пост-советский год умерло 1,5% населения. Это, бесспорно, много. Однако, прежде чем судить о масштабах, следует посмотреть, сколько людей умирало в СССР, в особенности при Сталине. Год-рекордсмен в этом плане — 1933. Тогда при численности населения в 103,6 млн чел. умерло 5,2 млн или же 5% населения. Для наглядности скажем, что это каждый двадцатый житель России. Для пущей наглядности — на одном этаже в одном подъезде твоего дома при условии 5 квартир и двух детей на семью проживает 20 человек. Вот, представь себе: в 33 году на каждом таком этаже (даже не дома, а лишь подъезда) умерло по человеку. Это при отсутствии каких-либо войн. В 31 и 32 году умерло по 3,1 млн чел. при населении в 100 млн. Т.е. по 3 процента всего населения. Даже при Николаше такой лютой смертности не было. В довоенном периоде 1917-1940 годов не было ни одного дня, когда умирало бы меньше, чем в «лихие» 90-е. Ни одного! Самая маленькая смертность приходится как раз на 1940-й — 2,5 млн человек при численности населения в 109,6 млн или же 2,3% населения, что в полтора раза больше, чем в самый страшный год 90-х. Более того, за всю историю России, с момента, как ведется демографическая статистика, именно на самый ударный Сталинский период 1930-1940 годов приходится самое большое количество смертей (за исключением периода гражданской войны). Никогда до Сталина у нас не умирали в таких количествах и никогда после него. Вот так. А почему при такой колоссальной смертности при Сталине население не сокращалось, а росло, мы уже разобрали выше.

Теперь про остальную убыль населения в 90-х. Когда кто-то верещит про 20 млн безвозвратных потерь, это либо врун, либо сумасшедший, ибо никаких данных про 20 млн в природе не существует. Более того, население России с 1991 по 1997 год вообще не сократилось. Впрочем, произошло это за счет наплыва мигрантов из стран бывшего СССР. Поэтому уместнее считать только количество русских. По данным переписи 1989 года в России насчитывается 119,8 млн. этнических русских. По данным переписи 2002 года их уже 115,8 млн. Т.е. убыль населения именно русских в 90-е составила 4 млн человек. Это тоже чрезвычайно большая цифра для десяти лет, но все же она очень далека от 20 млн, о которых так любит верещать любитель страны советов.

Более того, всю убыль населения в 90-е вещающий почему-то автоматом записывает в умерших от абортов (хотя мы уже выяснили, что в советской России абортов было гораздо больше, чем в пост-советской), наркотиков, пьянства, бандитизма (с этим мы тоже разобрались) и прочих прелестей капитализма. Это, конечно же, опять-таки, ложь (или манипуляция, как вам угоднее). Ведь если мы посмотрим динамику миграции из России с падением занавеса, то станет ясно, что основная убыль населения произошла именно по причине этого фактора. Например, в одном только 1990 году из России уехало 729 тыс. чел. В 91 и 92 — 676 и 673 тыс. чел. соответственно. Т.е. около 2 млн за первые три года свободы. Еще 2,2 млн уехало в оставшийся отрезок 90-х. Т.е. получилось даже больше, чем описанные мною же ранее 4 млн пропавших русских. Объяснение этому простое. Мы считали убыль только русского населения, а миграцию — всего, т.к. статистики эмиграции по национальности не существует. Ответить на вопрос о том, сколько именно русских уехало, невозможно. Понятное дело, что среди мигрантов были евреи, немцы, но уж точно русские (как преобладающая национальность) едва ли составляли меньше половины от общего потока. И еще немаловажный момент — многие русские как раз мигрировали под видом евреев. У моего отца так сделал один друг, чтобы уехать в Израиль. Более того, на тот период даже в синагогу начал ходить для пущей убедительности. А вы помните, сколько было русских женщин, готовых вешаться на любого иностранца, лишь бы он их только увез отсюда? Так что в том, что немалую долю мигрантов занимают русские, сомневаться не приходится. Поэтому едва ли количество вымерших русских превышает два миллиона.



Это, конечно, тоже немало, но это, во-первых, не 20 миллионов, а во-вторых, это НИКАК не говорит об ужасах ельцинских реформ. В Белоруссии, например, не было никакого Ельцина — наоборот, там был бережный хранитель советских традиций Лукашенко, а население там так же стремительно вымирало и вымирает: с 1993 года и по сей год там не было ни дня, когда население б росло, что за это время привело к утрате аж 10% численности населения по отношению к началу 90-х. Да что там Белоруссия? В Германии, хоть и не было ельцинских реформ, а коэффициент рождаемости в 90-е (как и сейчас) был еще ниже, чем у нас, и существенно уступал количеству смертей (даже невзирая на присутствие чрезмерно плодовитых мигрантов). В России это просто было заметнее, т.к. одновременно наложилось на колоссальные потоки эмиграции из страны. Поэтому когда какой-то дурак говорит тебе, что при Сталине росло количество населения, потому что он крутой правитель, можешь отвечать, что правители Руанды еще круче, т.к. у них при куда больших потрясениях количество населения растет еще стремительней. И наоборот, когда какой-то дурак говорит, что Ельцин уничтожил миллионы людей, можешь ему отвечать, что выходит, что Ельцин правил и в Белоруссии, и в Германии и в Швейцарии, ибо там идут точно такие же процессы вымирания.


А теперь вернемся к эмиграции. Понятное дело, столь значимый поток эмиграции обусловлен бегством от нищеты — а с тем, что 90-е были нищими, никто и не спорит. Но суть в том, что эти 4,2 млн чел. в поисках лучшей доли точно так же покинули бы страну и при Сталине, и при Хрущеве и при Брежневе — да кто бы их выпустил? Огромный поток эмигрантов в 90-е не говорит о том, что в СССР было лучше, он говорит лишь о том, что в СССР они не имели физической возможности покинуть страну. В пользу того, что они бы ее покинули, громогласно говорит пример советской ГДР, отток населения из которой в свое время принял бедственное положение и грозил обратить территорию цветущего социализма в безжизненную пустыню. Причем проблема оттока населения с советской стороны была столь колоссальна, что советское руководство, встав на грань войны с США, вынуждено было возводить Берлинскую стену, т.к. ежегодно из советской части Германии в западную уезжало по населению среднего города.


Так, в докладе Комитета информации при МИД СССР, направленном в ЦК КПСС 28 декабря 1955 года, говорилось:

«Уход части населения Германской Демократической Республики в Западную Германию продолжает оставаться одной из сложных проблем для немецких друзей. Тревожным является тот факт, что с весны 1955 года число ушедших в Западную Германию начало из месяца в месяц возрастать. Всего за десять месяцев 1955 года в Западную Германию ушло 259 тыс. человек, или на 86 тыс. человек больше, чем за весь 1954 год. Необходимо отметить, что в последнее время значительно увеличился уход рабочих, молодежи и интеллигенции. Так, за десять месяцев 1955 года в Западную Германию ушло 78 тыс. рабочих и около 5 тыс. инженеров, конструкторов, врачей, учителей и других категорий интеллигенции. Из общего числа перешедших — 62 тыс. человек молодежи в возрасте 18-25 лет».

Всего до возведения Берлинской стены с советской территории Германии уехало от 1,5 до 2 млн чел. Это при общей численности населения ГДР в 18 млн. В качестве основных причин миграции назывались нищета советской территории, бесперспективность, преследование властями за инакомыслие, отсутствие свободы слова и предпринимательства, недоступность автомобилей и... телевизоров.
Подобные не самые радужные перспективы предвидели большевики, а потому с 1921 года несанкционированный выезд из страны стали рассматривать как преступление. К июню 1935 года железный занавес накрыл страну окончательно, когда Сталин подписал закон о расстреле за попытку выехать из страны (уголовной ответственности подлежали и члены семей перебежчиков). Жесткость наказания находила свои корни в 33 году мудрого сталинского правления (когда умер каждый 20-й житель России), после чего был всплеск не оценивших такого пламенного гения Виссарионыча, а потому бежавших за границу. Так что в том, что эмиграция из СССР в случае открытости границ была бы столь огромной, что 90-м и не снилось, сомневаться не приходится, и наглядным примером тому служит ГДР.


По-большому счету было четыре основных фактора демографического провала 90-х, и ни один из них к каким-то там реформам не имеет никакого отношения.

1. Очень маленькое количество родившихся и огромное количество абортов в 70-е. Благодаря этому к 90-м годам мы получили самое маленькое количество людей, находящихся в активной фазе плодовитости, что автоматом означает снижение рождаемости
2.Кроме того, по мнению демографов рост смертности в 1990-е годы вызван, в частности, статистическими причинами: на 1970-1980-е годы пришлось окончание жизни людей призывного возраста 1941—1945 годов, многие из которых погибли во время войны, и, соответственно, не умерли в 1970—1980-е годы (что обусловило в те годы низкий уровень смертности), в то время как в 1990-е годы умирало более многочисленное поколение предпризывного возраста.
3. Ситуация серьезно усугублялась гигантскими потоками эмиграции из страны.
4. Алкоголизация населения — большинство фактических смертей 90-х обусловлено именно злоупотреблением алкоголем: отравления, пьяная бытовуха, болезни. Собственно, это же является причиной и маленькой продолжительности жизни мужчин в России. Вот, кстати, когда мне говорят о страшном голоде 90-х, я всегда задаюсь вопросом: как это так, на еду денег не было, а на водку и на МММ откуда-то находились? Чудеса. Вот в Поволжье в 30-х, где реально был голод, отчего-то о водке думать времени не было.
5. Русские семьи в ментальном плане вышли на европейский уровень, когда рождение ребенка — это ответственный и запланированный процесс.

Тут следует сделать небольшое дополнение по пятому пункту. Считается, что низкая плодовитость российских женщин обусловлена их слабой социальной защищенностью. И действительно, российский человек в социальном плане — самое незащищенное существо Европы. Однако, как гласит наука демография, это не является причиной снижения рождаемости. Социальные выплаты способны помочь поставить на ноги уже имеющегося ребенка, но повлиять на рождение нового не могут. Это социалогический факт, подтверждаемый процессами, происходящими в Европе. Там на ура отладили социалочку именно с целью повышения рождаемости — рождаемость упала еще сильнее. Работает это следующим образом: когда у человека нет жилья, он думает: «Ну куда ж мне ребенка без жилья? Вот будет жилье, тогда и обзаведусь потомством». Это, как вы могли заметить, типично российский случай. Порочность этого суждения в том, что даже если у человека в итоге появляется жилье, он начинает мыслить уже следующим образом: «О! Вот у меня появилась квартира, теперь время пожить для себя, сделать карьеру, попутешествовать и т.д.» — это уже типично европейский случай.

Так что, друзья мои, я думаю, что достаточно убедительно показал вам ложность суждений о росте населения СССР как признаке благополучия и падении роста в 90-х как символе обратного. Теперь вы знаете, что отвечать на все эти ничем не подтвержденные утверждения. Ну, а под занавес приведу вам фрагменты из интервью заведующего лабораторией Центра демографии и экологии человека ИНП РАН Сергея Захарова, которое он дал специализированному демографическому изданию «Население и общество»:

Никогда еще отечественная демография не была так политизирована, как сегодня. Ни одна партия не обходится без того, чтобы в публичных выступлениях или программных документах не прокомментировать сложившееся положение вещей. Демографические трудности используются политиками и как аргумент для критики нынешнего режима, и в качестве плацдарма для собственных обещаний. В ухудшении демографических показателей сплошь и рядом обвиняют демократическую власть. Мы, мол, вымираем в результате социально-экономических перемен, а значит, реформаторский курс опасен и вреден. В действительности представление о том, что происходит с демографией, имеют только специалисты: большинству обывателей, даже достаточно образованных и грамотных, многие вещи неведомы.

Отрицательный прирост населения в России впервые был зафиксирован в 1992 году. Смертность превысила рождаемость. Если представить себе график, то получится, что их кривые пересеклись - это явление получило название "русский крест". Распространенное мнение, что в возникновении "русского креста" виноваты развал Советского Союза и последовавшая разруха, ошибочно. Никакой российской специфики в этом нет. Подобные тенденции имеют место в любой развитой стране. Отрицательный прирост прогнозировался демографами задолго до 1992 года, а рыночная экономика здесь совершенно ни при чем.

Снижение рождаемости в России началось более ста лет назад, в конце XIX века. Начало этому процессу положило разрушение крестьянской общины - люди сменили аграрный сектор на индустриальный, стали переселяться в города, где образ жизни и социальные нормы коренным образом отличаются от деревенских. По численности каждое новое поколение оказывалось меньше предыдущего, а возрастная структура советского общества становилась все более "старой". Рано или поздно количество умирающих должно было превысить число родившихся.

Все без исключения развитые страны за счет отрицательного естественного прироста либо находятся накануне депопуляции, либо уже оказались в этой ситуации. Компанию Российской Федерации составляют такие европейские государства, как Австрия, Германия, Швеция. Если же говорить обо всем мире, то, по прогнозам ООН, в ближайшие десять лет самый высокий темп сокращения численности населения будет вовсе не в России, а в Японии.

Особенность России заключается в том, что у нас очень высокая для развитых стран смертность, связанная с низкой продолжительностью жизни. Во многих развитых странах средняя продолжительность жизни мужчин - более 70, a женщин - более 80 лет. Наши женщины живут в среднем на 10, а мужчины - на 20 лет меньше жителей западных стран. В результате разница между количеством умерших и рожденных россиян ежегодно составляет порядка 900 тысяч. Впрочем, если бы мы имели такую же смертность, как в развитых странах, население все равно каждый год уменьшалось бы более чем на полмиллиона человек.

Так что, даже если мы решим проблему высокой смертности российского населения, мы лишь чуть-чуть улучшим общую демографическую ситуацию. Необходимо, чтобы уровень рождаемости вырос до уровня простого воспроизводства (примерно два с половиной ребенка в среднем на семью), а затем не снижался несколько десятков лет. Вместо этого на сегодняшний день в средней российской семье рождается примерно 1,3 ребенка. Получается, чтобы устранить угрозу сокращения численности населения, нужно, чтобы на следующий год рождаемость увеличилась практически в два раза.

Опыт показывает, что добиться подобных изменений попросту нереально. Сократить рождаемость можно при помощи специальной целенаправленной и жесткой политики однодетной семьи (как делали в свое время в Китае). Но чтобы ее значительно увеличить - таких примеров история не знает.

Не смогли поднять рождаемость даже такие мощные европейские страны, как Франция и Швеция, тратящие только на социальные пособия до 6% ВВП. Такие проблемы, как старение населения и сокращение его численности, остаются весьма актуальными. И решить их, по сути, возможно лишь одним способом - за счет миграции. В большинстве развитых стран вынуждены компенсировать недостаток молодежи за счет приезжих.

А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

дновости3.jpg

Также следить за обновлениями можно через социальные сети:


Recent Posts from This Journal

promo hueviebin1 июль 18, 2017 17:28 465
Buy for 300 tokens
А я, честно сказать, сразу заподозрил, что в этой истории со свадьбой все не так чисто, и либерасты просто в очередной раз раздувают из мухи слона, дабы создать очередной информационный шум, дескать, в России все плохо, все судьи — коррупционеры и т.д., и т.п. Я специально сразу не касался…

Comments

ktokto9
Apr. 30th, 2019 01:50 pm (UTC)
только африканцы, индийцы и абрамовичи плодятся как кролики