hueviebin1 (hueviebin1) wrote,
hueviebin1
hueviebin1

Categories:

Оливье, Ирония судьбы и прочие дегенеративные признаки торжества

Вместе с наступлениями традиционных праздников в покрывшиеся морозными узорами окна россиян стучится не менее традиционное подорожание продуктовой корзины. И наиобльшее подорожание коснулось, как обычно, ингредиентов Его Величества салата Оливье — безраздельного повелителя любого отечественного праздничного стола.

Популярность салата оливье как главного праздничного блюда в СССР имеет свои печальные социально-экономические корни: советскому человеку чужд был пищевой эстетизм как ввиду отсутствия кругозора, так и ввиду банального отсутствия нормальных продуктов питания и денег на них. Так что странно удивляться тому, что стремное майонезное хрючево, наспех порезанное из самых дешевых продуктов, завалявшихся в холодильнике, для советского торжества стало своеобразной Вифлеемской звездой.

Советский культ оливье станет немножечко понятнее, если читатель ознакомится с остальным набором популярных блюд советской эпохи. Например, с бычками (килькой) в томатном соусе. Современному человеку объясню, как это выглядит: это рыбный трэш, состоящий из жуткого переплетения рыбьих тел, жабер, кишок, набитых рыбьим пометом, позвоночников и голов с глазами и мозгами. Чтоб люди не падали в обморок от одного лишь взгляда на это чудо кулинарного искусства, производители придумали скрывать эту мерзость под толстым слоем томатной пасты. Так вот: в СССР этот отброс консервного мира являлся одним из самых популярных и многофункциональных продуктов питания. За неимением мяса в рационе честного советского труженика в СССР был чрезвычайно популярен суп из этого месива. Рецепт был прост, как и весь быт любого общества, пораженного заветами Ильича и Маркса: Берете банку кильки в томате и несколько картошин, заливаете все это кипятком, варите до мягкости картофеля. Гурманы могут добавить при варке луковицу и лавровый лист, а совсем изысканные — еще и перловку.

Главной отличительной особенностью этого блюда являлось то, что при разваривании из кильки вываливались глаза и, всплывая на поверхность, задумчиво взирали в отсыревшую даль обшарпанной коммунальной кухни, готовясь к неизбежному. Благодаря этой интересной особенности в народе этот суп получил название «Братская могила». Также из кильки готовили борщ, плов и даже котлеты. Рецепт по-прежнему прост: берешь рецепт любого блюда и вместо мяса хуяришь туда кильку. А дальше, как говорится, «милости прошу к нашему...».

Советская власть планомерному внедрению кильки в суровые желудки строителей светлого социалистического будущего придавала очень большое значение. А потому вела мощную пропагандистскую работу, пытаясь убедить людей в том, что килька с глазами в томатном соусе — это гораздо лучше мяса, столь популярного в странах загнивающего капитализма. Для этого лично Хрущев любил попозировать перед объективами фотокамер, сладостно урча кильковыми хвостиками. Единственные нормальные консервы — шпроты — были дефицитом.



Одновременно с этим советские агитплакаты просвещали советского труженика относительно уникальной, практически нано-технологичной многофункциональности кильки:


Суп с килькой, картошка с килькой и четыре вида салатов с килькой. Странно, что на столе нет черной икры из зрачков кильки. Не удивлюсь, что еще стол и скатерть из кильки. Кстати, обратите внимание, что глаза домохозяйки на плакате, подозрительно черные... прямо как у кильки. Теперь вы понимаете, почему в СССР пили так много водки? На трезвяк с таким изобилием кулинарных изысков было не совладать. Пытаясь за неимением мяса раздобыть ценный белок в стране, одной рукой запустившей в космос человека, а другой — победившей фашизм, люди доходили и не до таких гастрономических извращений. Например, у кубаноидов был популярен ковбык. Это свиная кишка, набитая свиным жиром, потрохами и дробленой свиной головой, которая запекалась в духовке. В Сибири же, как бы анекдотично это ни звучало, было популярно варенье из еловых шишек, т.к. в СССР была столь мощная экономика, что целый регион не могли полноценно снабдить ягодами и фруктами.

Теперь вы понимаете, почему в СССР оливье был подобен мессии, спускающемуся с небес на праздничный стол? Но маниакально сметать его ингридиенты в XXI веке, провоцируя ежегодное поднятие цен, — это уже какая-то откровенная дикость.
Как в таковом в салате оливье нет ничего дурного — я и сам не прочь навернуть его временами: быстро, экономно, просто, а что еще надо? Но на праздничное блюдо это месиво как-то не тянет. СССР нет уже как 30 лет, голодных 90-х — 20. Невзирая на бедность регионов, уж на Новый-то год сегодня может абсолютно каждый приготовить себе что-то необычное, интересное и изысканное. На бухло отчего-то бабки есть у всех, а вот на нормальный праздничный стол — нет. Не верю.





В сегодняшнем продуктовом изобилии продолжать урчать совковым майонезным месивом (которое подходит разве что для быстрого перекуса в столовке) — признак крайней стадии косности мышления, полного отсутствия кругозора и неспособности к экспериментам среди гигантского пласта нашего населения. Каких перемен можно ожидать от людей, которые за полвека не сподобились даже свой стол сменить? Повторюсь: в оливье нет ничего плохого, но каждый год жрать его, уплетая за обе щеки, втыкивая в «Иронию судьбы...»... Знаете, не всегда повторение — мать учения. Чаще это сестра деградации, застоя, дремучести, невежества.

Когда каждый год одно и то же, одно и то же, это вгрызается в мозг, это становится родным. Без этого уже не мыслишь Нового года. Это становится священной коровой! Сакральной традицией! Новогодним волшебством. Это непрерывающаяся цикличность, нещадно калечащая мозг потребителя, превращая его в овощ, есть одна из причин массового распространения неофобии в обществе. Овощи любят стабильность, когда ничего не меняется, когда все течет свои чередом, равномерно, уныло и гадостно.
Вы можете представить себе, что будет, если однажды на Новый год перестанут продавать зеленый горошек и не покажут «Иронию судьбы»? Если вы застанете такое событие, возьмите секундомер, подойдите к окну и засеките! Я вас уверяю, что ровно через пять минут увидите, как люди начнут выбрасываться из окон, т.к. в одночасье потеряют смысл жизни.

Кстати, именно об этом и «Ирония судьбы», ввиду чего и пользуется такой бешеной популярностью. Чрезвычайно качественный фильм с художественной точки зрения и до скрежета в зубах уебищный с точки зрения социальной. Судите сами: чем всю жизнь занимается герой Женя Лукашин? У него ТРАДИЦИЯ — каждый год бессмысленно ходить в баню и нажираться там оливье и водярой, как последняя свинья. Жалкая жизнь этого лузера течет своим бессмысленным чередом: ему уже за тридцать лет, но в его жизни ничего так и не поменялось, он как жил с мамой, так и продолжает с нею жить на склоне своих никчемных лет. В конечном счете типичный совковый бухарик, в очередной раз объебавшись оливье с водярой, находит обалденную чиксу, которая ради него, унылого лузера, бросает крутого солидного мужика и прыгает к нему в постель. Эдакая сказка и мечта: всю жизнь живи, как в дне сурка по зараннее разработанным шаблонам, а потом тебе с нихуя бац, и клевая телка на бошку сверху свалится с квартирой в Москве и даже уйдет ради такого никчемного пьяного говна от настоящего альфача.




А что такое традиция и стабильность? Что такое «своим чередом»? Это, в мечтах любителя стабильности, когда ничего не делаешь, каждый год сидишь, уткнувшись свиным ебалом в оливье, но вдруг случается чудо и жизнь меняется САМА СОБОЙ. Но так бывает лишь в сказках маргиналов — именно за это сей фильм так и любим обществом. В нем люди узнавали себя. Проекция, мать ее. Узнавали таких же никчемных уебков в Жене Лукашине, которые каждый год монотонно выполняют одни и те же действия, одни и те же действия, даже не думая, что хоть раз-то можно пойти против течения серых масс, наполнив жизнь новыми красками. Но при этом это унылое мудачье, конечно же, мечтает выебать красавицу Барбару Брыльску, да не просто так, а отбить ее у представительного и солидного мужчины. И Женя Лукашин с телеэкрана воплощает эту их мечту.

Он ебет красотку, не прилагая к этому ВООБЩЕ никаких усилий, ему даже не пришлось с ней знакомиться — все произошло само по себе благодаря тому самому долгожданному чуду. Более того ему даже не пришлось ее отбивать у крутого, солидного мужика: он просто подождал в сторонке, пока они сами рассорятся, а она САМА ЖЕ в него внезапно влюбится. Т.е. стабильность: ты ничего не делаешь вообще, никчемную серую жизнь топя в литрах алкоголя, а потом на тебя — ВУАЛЯ — сама сваливается сексапильная красотка, сама уходит от мажора — благо что сама стропоном тебя не имеет… Хотя как знать… Причем он и после этого ничего не решает, не утруждает тупую голову мыслью ни на миг: он просто находит себе вторую мамку, которая и дальше будет за него все решать, пока он пьяный и обоссаный в сугробе у бани валяется. Ведь Барбара Брыльска — по сюжету женщина сильная и властная. Она настоящая повелительница. А Лукашин просто находит в ее лице себе очередного царя-батюшку.
Поэтому неудивительно, что у людей, для которых этот фильм был иконой, выросло поколение детей, для которых иконой стал фильм «Брат-2». Что могло родиться у безответственного тунеядца и алкаша Жени Лукашина, будучи зачатым в новогоднем корыте оливье? Только гопник Данила Багров. Это фактически плод любви Лукашева и Брыльской.


Оливье я недаром в заглавие вынес: это очень важное дополнение к процессу разложения личности. Ведь что такое оливье? Это тот же шаблон! Шаблон не только в смысле регулярности его потребления на праздниках, но и в самой сути его приготовления. Оливье есть символ отсутствия кулинарной (да и вообще) фантазии у хозяев и знак присутствия лености и жлобства. Это же элементарнейший салат из элементарнейших продуктов, который на праздничный стол подавать просто смешно! Он хорош как легкая закуска, но не как главное блюдо праздничного стола. Оливье по примитивности, доступности и легкости приготовления — это тот же Доширак. Представьте себе Доширак на праздничном столе. А ведь это одно и то же. Это тот же быдло-корм.



И так каждый год, каждый год… Ни ума, ни фантазии, патологический страх «шаг влево — шаг вправо = расстрел», впитанный на генетическом уровне. Этот страх распространяется даже на такие мелочи как салат.
Зачем что-то придумывать, когда задолго до нас уже все придумали и отладили? Зачем утруждаться, когда быстренько и стабильно постругал салатик из самых дешевых продуктов, и можешь жрать его десять дней кряду… А сделаешь ты себе что креативненькое — так креативненького надолго же не хватает — через в день вновь готовить придется, а нам похмеляться, знаете ли, десять дней без перерыва… Тут не до изысков.
Жри Оливье с нами; жри оливье, как мы; жри оливье лучше нас! Больше половины россиян его выбрали главным блюдом любого праздника! Врут, когда говорят, что православие — основная скрепа России. Основная скрепа России — это оливье и «Ирония судьбы» как приятная иллюзия бесконечной и цикличной стабильности. Вообще, считаю, что, если кто-нибудь удумает создавать логотип стабильности, то на нем всенепременнейше должен быть изображен пьяный Женя Лукашин с тазиком оливье в руках!

А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

дновости3.jpg

Также следить за обновлениями можно через социальные сети:



Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo hueviebin1 Липень 18, 2017 17:28 462
Buy for 300 tokens
А я, честно сказать, сразу заподозрил, что в этой истории со свадьбой все не так чисто, и либерасты просто в очередной раз раздувают из мухи слона, дабы создать очередной информационный шум, дескать, в России все плохо, все судьи — коррупционеры и т.д., и т.п. Я специально сразу не касался…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →