hueviebin1

Categories:

Шокирующий криминал в СССР-2.2: социалистический инкубатор гопоты. Окончание.

Окончание. Начало здесь.

«Тяп ляп» формировалось, по сути, по точно такому же принципу, как люберы, и цели у них были аналогичными — поддержание порядка, здоровый образ жизни и т.д. Но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. КГБ не мог не знать о формировании такого нового для СССР явления, ибо накаченная непьющая молодежь слишком уж сильно в 70-е выделялась из толпы. В то время в целых районах царили сугубо гопнический быт и понятия, и поделать ничего с таким наплывом уголовной лагерщины милиция не могла просто физически. И тут из подвала вылезают патриотически настроенные граждане, которые еще и свое пристрастие к качалкам объясняют подготовкой к армейской дисциплине — ну просто образцы для подражания. И вот они своей целью обозначают наведение порядка в районе (что не под силу милиции ввиду разницы методологии) путем использования грубой физической силы. И буквально забивают под шконарь всю воровскую нечисть, да так, что она из под него даже пикнуть боится. Милиция, видя это, идет к ним на контакт и заключает негласный договор: «мы закрываем глаза на все ваши косяки и разборки, но вы наводите на районе порядок и контролируете его поддержание методом грубого физического выбивания мозгов из уголовно-воровской пьяни». Насчет Казани — это лишь предположение, но вот в Люберцах дело обстояло именно так, с той лишь разницей, что люберы помогали ментам зачищать не АУЕ, а неформалов с диссидентами.

Параллельно на этой почве происходило сращивание правоохранительных органов с взрослеющими хулиганами, и тогда менты их уже подписывали под свои акции во внутренних войнах или же просто помогали им вершить дела взамен на помощь, поддержку и разного рода услуги. Это вполне объясняет причины, по которым перед побоищами на танцплощадках милиция загадочным образом не видела рассекающие по городу автобусы с сотнями отмороженных боевиков, а после, вместо того, чтобы гнаться за ними, сопровождала их. Первые помогали вторым и покрывали их, а вторые — первым. Отличный симбиоз. Но взращенные КГБ бандиты, почувствовав силу и полнейшую безнаказанность, в конечном счете выходили из-под контроля и уже начинали диктовать свои условия. Тот типичный франкинштейновский случай, когда уродливое дитя пожирает своего создателя. Так было и с люберами, которые, крепко встав на ноги, стали отстреливать взрастивших их ментов, так, вероятно, было и с «Тяп ляпом», когда степень их отмороженности достигла критических отметок откровенного маразма.

Но Казань была уникальна не только в этом. Непонятным образом случилось так, что в криминальном мире Казани, не взирая на ее многонациональность, напрочь отсутствовали любые формы национализма. Как в таком котле удалось избежать данного порока являеся загадкой даже для меня. Более того, у местной гопоты попрекание национальностью считалось зашкваром, а три ключевые фигуры тяп-ляпа, с которых вся движуха и обрела путевку в жизнь, были представлены сразу тремя национальностями: русский, еврей и татарин. Чего нельзя сказать о других многонациональных регионах страны, где общая криминогенная обстановка усложнялась еще и за счет межнациональных противоречий. Например, Улан Удэ. 

Вот что об этом вспоминал участник группировок Улан Удэ Алдар Бадмаев:

"Моя мама, выпускница первого потока ВСТИ, вспоминала, что проживая в общежитии тогда еще БСХИ на Гагарина, студенты часто становились жертвами разбойных нападений местной шишковской шпаны. Грабежи носили настолько массовый характер, что милиция не могла справиться с их потоком. Тогда власти пошли на крайние меры. Из студентов сформировали группы, которые с одним милиционером устраивали засады в опасных местах. Ловили всех местных молодых людей подряд. Если при них находили оружие, то их били и сдавали в милицию. Если орудия не было, то просто били и отпускали.

Только после этого грабежи пошли на спад. Тем не менее, общая криминогенная ситуация сохранялась даже спустя десятилетие после этого. Это я уже хорошо знаю, поскольку мой отец работал в милиции на руководящих должностях в 60-70-ые годы – до своей гибели.

Отдельную проблему составляли нападки на национальной почве. Ежедневно можно было нарваться на оскорбления на почве бытового шовинизма, как от взрослых, так и от детей. Это я уже помню с детского сада, когда приходилось порой с кулаками доказывать, что у тебя штаны не горят (прим. от hueviebin: судя по всему речь идет о стишке "Бурят-бурят - штаны горят. Рубаха сохнет, сам он сдохнет!" - русские переселенцы с самых малых лет травили их такими стишками, ибо в СССР, сами знаете - шовинизма не было). И это при том, что со стороны воспитателей, учителей и властей всех уровней велась интенсивная и весьма эффективная интернациональная работа, а во всех СМИ царил культ дружбы всех народов.

Улица, которая была нашей средой обитания, были ареной постоянных столкновений между шайками молодежи, живших по «понятиям» или по АУЕ и обычными подростками. Поначалу, в Улан-Удэ все происходило как везде. Школьников подкарауливали местная шпана, отбирала деньги на еду. Порой школьников били. Практически каждый, кто рос в 60-70-ые годы в Улан-Удэ, знает, как это было.

Отчасти виной была различие социальных групп, откуда происходили подростки. Как правило, шпана формировалась из детей рабочих, лиц с невысоким образовательным и культурным уровнем. Они видели в хорошо одетых ровесниках из центральных школ своих оппонентов и стремились уравновесить положение силовыми методами. Культура «синих» (АУЕ) с их противопоставлением Системе им вполне подходила.

Кто-то из подростков просто терпел насилие, кто-то вливался в «синие» банды. Но кое-кто уперся и начал объединяться в подростковые союзы. Среди бурят, выходцев из села во втором поколении, был популярен спорт – борьба и бокс. Практически все мои ровесники тренировались, плюс еще подпольное карате. Именно они, физически превосходившие многих сверстников, составили костяк будущих молодежных группировок Улан-Удэ.

Крупные группировки могли вывести сотни бойцов. При этом их отличие от блатных банд заключалось в том, что помимо лучшей индивидуальной подготовки бойцов, вся группировка представляла собой некий орден, с четким порядком и дисциплиной. Если «чавы» могли выставить на одно побоище 200-300 разнородных бойцов, то уже на другой день их ряды могли очень сильно поредеть. У нас же пропуск по неуважительным причинам был просто невозможен.

Даже в сельской местности знали, что город поделен на зоны влияния и лучше не нарываться на неприятности"

Непосредственно "Тяп-ляп" нашла свой финал 31 августа 1978 года, когда ребята учудили такой пробег, что милиция уже просто не могла закрывать глаза на происходящее. Разъяренная толпа гопников была замечена в направлении к району Новая Татарская Слобода. Почуяв неладное милиция перегородила улицы автобусами. Не помогло - автобусы были сметены, милиция затоптана, а озверевшая толпа разлилась по улицам зловещим цунами, поглощая все живое на своем пути. Были погибшие (например, оморозки до смерти забили 74-ленего ветерана войны), куда больше было раненых и покалеченных, впрочем их стон не мог пробиться сквозь патриотичный шелест березовой листвы в отечественные радиоприемники. Хотя нет, одна радиостанция все-таки оказалась менее молчаливой - это был Голос Америки, который используя сей случай в анти-советских пропагандистских целях начал трубить во все трубы шокирующие сводки с боевых действий в Казани. Советской власти поплохело - раз знамя банды стали использовать империалисты для анти-советской пропаганды, стало быть банда то... антисоветская.  Драки и грабежи прохожих «руководящая и направляющая сила всех трудящихся мира» КПСС еще могла простить, но антисоветчину никогда. Для расследования произошедшего в Казани, была спешно сформирована специальная следственная бригада, которая отправилась в Казань.

Впрочем, и тогда милиция толком не смогла разгромить своих детей — в 78 году в рамках этого дела пару человек расстреляли, нескольких приговорили к пожизненному, нескольких к другим срокам заключения - всего 30 человек, но 95% членов группы остались на свободе и, очень быстро перегруппировавшись, создали куда более мощную структуру — «Хади Такташ». Чтобы иметь представление о могуществе этих хулиганов, следует отметить, что фразу «Хади Такташ — весь город будет наш» можно было встретить на стенах и в подъездах даже чаще, чем слово «хуй». Именно они в 90-е станут главной причиной не знавшего аналогов расцвета бандитизма. И все это уходит своими корнями в период расцвета социализма — в 60-е годы. По данным социологической лаборатории Казанского университета за 1988 год, в городе орудовало 96 группировок, объединяющих каждого пятого несовершеннолетнего. Разгромили! Да так, что к середине 80-х гопоте стало мало одной Казани. Заручившись поддержкой Набережночелнинских, Чебоксарских и йошкар-олинских собратьев пацаны начали гонять на выезды в Москву. В советское время железнодорожные билеты были недорогие, парни надевали на себя самую плохую одежду, чтобы вернуться назад уже в модных фирменных шмотках, которые они снимут с московских мажоров.

Вот как это описывал некий столичный Саша Фашист:

«Мне не повезло я живу рядом с тремя вокзалами. В течении нескольких лет район был оккупирован сначала люберами, затем казанскими. Любера оккупировали Новорязанскую, Курский, Казанские вокзалы, круглосуточную пельменную на Лубянке. Появлялись в Сокольниках и на Парке культуры, затем они ушли в криминал, оставшихся лохов потеснили Казань и прочая мордва. Они заняли все вокзалы, оккупировали общежитие Бабаевской фабрики на верхней Красносельской, Новорязанскую улицу. На Новорязанской улице оставляли на ночь троллейбусы, там ночевал всякий сброд, сначала любера, затем Казань. Оказаться ночью между троллейбусами и глухими стенами Новорязанской было смертельно опасно, один раз там серьёзно попал. Получил белочкой под дых и мне порезали нос, чудом убежал.

У меня друзья жили на Верхней Красносельской, так вот пока идешь по Краске, встречаешься с тремя четырьмя бригадами, если любера качались и ходили группами около 10 человек и доебывались в основном по неформальным причинам, то эти хоть и переняли стайл, широкие штаны и свитера заправленные в штаны, были обсосы. Но у них был упор на холодное оружие, мы носили с собой отвертки, остальное отбирали менты, и на Красносельской во дворах были схроны с ножами, на случай стычек, которые возникали порой по несколько раз в день.»

Ему вторит один из бывших участников Такташа:

"Я ездил в 88-м году, там были с технаря пацаны, я уже с Хади Такташа ушел. Там Зоргевский был Яшка, покойный уже, с Квартала были пацаны, это мы так солянкой, нас трое-четверо поехало. Приехали в Москву, в то время кафе «Метелица» на Арбате было, сейчас это фешенебельное заведение, тогда это кафешка обычная была, казанские там собирались. Собрались, посидели: «Айда пошли гулять туда», я помню люберов искали все, отпиздить их хотели потому что по тем временам они Москву на уши ставили. Ну как так, мы казанские вроде, а тут какие-то люберы, давай на них посмотрим что за люберы такие. Нашли, подрались, погнали их, а потом нас милиция погнала, а потом в той же «Метелице» встретились. Был такой момент. В основном искали подростков более менее хорошо одетых, заводили куда-нибудь во двор, отнимали, раздевали. Весь интерес был отнять одежду, деньги, погулять и обратно в Казань уехать."

Люберы же, вопреки устоявшемуся мнению о том, что появились в 80-х, появились гораздо раньше. Невзирая на схожий изначальный путь, люберы являли собой другую эволюционную ветвь преступного мира, за счет чего и прославились. Я вам даже назову точное место появления первого в СССР любера: г. Люберцы, ул. Мира 7А. Именно там в 1968 году открылась первая в СССР качалочка, которая называлась «Атлетический центр». В этой «качалке», в отличие от большинства советских секций, не навязывали травмоопасную тяжёлую атлетику, а давали возможность заниматься развитием мускулатуры. Правда, западный термин «бодибилдинг» предусмотрительно заменили на «культуризм», намекая на культ тела древней Греции. Очень скоро окрестная гопота прослышала о том, что есть чудо-место, в котором при помощи нехитрых упражнений можно придать своему телу устрашительный вид, что имело не последнее значение в деморализации соперника во время уличных стрелок. Так «Атлетический центр» молниеносно стал блат-хатой всех окрестных гопарей, что и привело к эволюции криминального мира СССР в целом. Если во всех городах (включая Казань) районы были поделены между хулиганствующими группировками, нещадно воюющими друг с другом не столько за барыш, сколько от нехуй делать, то в «Атлетическом центре» тусовалась вся люберецкая гопота, там они и перезнакомились, что привело к первой в СССР общегородской группировке хулиганов в 70-х.

Таким образом, перезнакомившись на ниве спорта, люберецкие гопники перестали делить территорию и устраивать групповые драки. Всё это способствовало возникновению общей сущности — «люберецкие». Пока остальные чинили разборки между районами, в Люберцах формировалась цельная группировка, контролирующая весь город, и это единство в кратчайшие сроки сделало люберецких наиболее значимой силой в мире уличного криминала. Напомню, на дворе были 60-е и 70-е годы. Не 90-е, нет, 60-е, не перепутайте. Очень скоро эту мощь отметила и милиция, которая по достоинству оценила в люберах такую положительную для власти черту: тупые, безыдейные, т.е. легко подверженые квасному патриотизму. Да, хулиганят иногда, но для власти опасности не представляют — наоборот, могут приносить пользу. Так начался советский эксперимент по направлению молодежной агрессии в выгодное для государства русло. Во-первых, пусть лучше качаются, чем пьют, во-вторых, им похуй, кому бить ебла, так пусть бьют ебла врагам советского строя. Во всяком случае, бытует мнение, что эта первая качалочка в СССР не просто так появилась, и как она могла функционировать аж с 60-х годов, когда советской властью каралась такая деятельность — тоже загадка. Тот факт, что люберы действительно работали в одной связке с милицией, эти подозрения лишь усиливает.

Как полноценную государственную машину насилия, люберов милиция начала использовать предположительно с начала 80-х годов, во всяком случае, первое достоверно известное сотрудничество люберов и милиции датируется двадцатым апреля 1982 года, когда менты использовали боевиков для разгона одного из первых в СССР схода... неонацистов.

«Мы приехали на Пушкинскую, — позднее вспоминал один из «люберецких». — Здесь к нам подошёл человек в штатском, как потом выяснилось, подполковник МВД, и сказал: «Сейчас здесь соберутся нацисты. Ребята, надо разогнать». Нас было человек семьдесят, ну около ста, не больше. Мы за углом встали. Вот как он сказал: «Скорая помощь пройдёт — можете начинать. Пожарка пройдёт — разбегайтесь».

Когда из-за угла выскочила толпа крепких парней в широких штанах, это произвело эффект шока. Нациков, а заодно и подвернувшихся под руку зевак, били жёстко и со знанием дела. Милиция, стоявшая поодаль, не вмешивалась: было необходимо, чтобы драчуны «наработали» на состав правонарушения. Когда же к площади подъехала пожарная машина, никто из дерущихся её не заметил, все были слишком увлечены процессом. Поэтому когда начались задержания, то в милицию попали не только фашисты, но и их экзекуторы. Другое дело, что вскоре их отпустили, а вот побитых — нет.

«Ну, когда «Скорая помощь» прошла — началось. А пожарку никто уже не видел и не слышал. Кто-то закричал: «Всё, машина прошла, расходимся». Какое там «расходимся»! Дрались, пока менты всю драку не оцепили и в автобус не стали всех кидать. А одному из наших сказали: «Так, ты стой у автобуса, своих отбирай».

Спустя два дня в «Комсомольской правде» вышла статья о том, как трудящаяся молодёжь не допустила безобразий в центре Москвы. И хотя о том, что «трудящиеся» прибыли из Люберцов, нигде не было сказано, 20 апреля 1982 года стало днём рождения неформального молодёжного движения — «люберов». Хотя старожилы движения уверяют, что на выезды гоняли на протяжении всех 70-х годов.

К приходу в наш мир люберов советская пресса готовила население заранее. Годом ранее в той же «Правде» было опубликовано до тошноты пафосное и до мерзости заказушное письмо от простой люберецкой молодежи, которая возмущалась тем, куда мы катимся, и высказывала свое презрительное «нет» подражающим западу неформалам.

Таким образом, люберы, полностью прикормленные властью и ментами, после краха СССР остались выброшенными на улицу и, привыкшие к полной безнаказанности, почти сразу стали главным толчком формирования столичных бандформирований. На этот раз уже не уличных, а самых что ни на есть настоящих. Таким образом, Советская власть поспособствовала формированию криминалитета не только путем замалчивания проблемы, но и своей непосредственной поддержкой и раскармливанием.

Нечто подобное можно сказать практически про любую популярную ОПГ 90-х. Корни их зарождения зарыты гораздо глубже, чем в 80-х. Возьмем к примеру культовую Бауманскую ОПГ, которая официально образовалась, якобы в 1988 году. Ничего подобного - в 88 она просто вышла на свет, т.к. на свет вышли и цеховики. До этого рэкет постепенно развивался начиная с 60-х годов, просто, поскольку частный капитал был под запретом, обложенные данью не могли жаловаться, а лишь горестно расставались со своими денюжками. Понятное дело такие преступные акты ни в каких сводках не находили своего отражения. Вот что об этом писал знаменитый журналист, автор многих книг о криминале Федор Раззаков:

"В начале 70-х вся злачная жизнь главного города страны концентрировалась в центре, и для того чтобы контролировать эту часть мегаполиса, хватало сил одной группировки. Этой группировкой была «бауманская», и создавалась она еще в 60-х под патронажем воров в законе (совместно с бригадами из Днепропетровска, Тбилиси и Киева «бауманцы» контролировали и окраины, в частности аэропорт «Внуково»). Сам я родился и вырос именно в Бауманском районе и хорошо помню разговоры старших пацанов о том, «как бауманские начистили рыло тем-то, кинули ментов там-то».

Большим подспорьем в деятельности этой группировки было то, что именно в Бауманском районе (на Большой Почтовой улице) в 60-е годы воздвигли дома для многодетных семей. Когда через несколько лет эти дети подросли, многие из них встали под знамена бауманских, сразу увеличив численность группировки в разы. Если учитывать, что почти все эти ребята были записаны в секции борьбы или бокса (я сам около года ходил на классическую борьбу в церквушку недалеко от метро «Бауманская»), то можно себе представить, какая серьезная сила была у бауманских. Кстати, и знаменитая банда Геннадия Карькова (родился в 1930 году) по прозвищу Монгол имела свою штаб-квартиру именно на Большой Почтовой улице.

Банда Монгола появилась на свет в 1969 году, после того как Карьков, отсидев три года на зоне за кражу, приехал за лучшей долей в Москву (сам он был уроженцем Калужской области). Здесь он быстро сколотил себе банду из двадцати с лишним человек, костяк которой состоял из матерых рецидивистов. К примеру, один из бандитов, по прозвищу Косой, имел за плечами восемь (!) судимостей, другой – Сиська – пять, Муха – четыре, Жора, Галка, Миха – по три. Банда Монгола стала первым бандформированием, кто взял на во-оружение теорию Черкаса – то есть промышляла элементарным рэкетом, причем в жертвах у них ходили те, у кого рыльце было в пушку: цеховики, наркоторговцы, скупщики-барыги, жулики-бармены, валютчики и т. д."

Таким образом стадия формирования и деятельности молодёжных криминальных группировок охватывает период 1986-1991 годов. Всё, что было до этого, называлось "шпана", всё что будет после этого периода, станет называться "бандиты". В этом и кроется вся разница.

К середине 80-х стало понятно, что Коммунистическая идея в СССР сдохла. Партия провозглашала обветшалые, всем надоевшие лозунги 50-х годов. Властью поддерживался стереотип поведения "Девчат" и "Весны на заречной улице". Гражданину предлагалось честно потрудиться на лесосеке или у мартена и сдохнуть честным человеком в почетной бедности. Пропал Идеал, ради которого можно бы было терпеть невзгоды. 70 лет коммунисты предлагали "потерпеть ради Светлого Будущего", а Светлое Будущее никак не наступало. Благосостояние советских граждан год от года не улучшалось, а Идеал странным образом отдалялся. Терпеть и ожидать становилось нечего и не для чего.

До идеи капиталистического "успеха" и потреблядства они ещё не дошли ввиду отсутствия в обществе самих таких идей и потому - безыдейные - были обречены на смерть или на перерождение в более высокоорганизованную и идейно подготовленную структуру - бандитов.

См. также: Шокирующий криминал в СССР-3: звериный оскал социализма (платная подписка). В третьей части вас ожидают:

— Советский детский дом, как кузница кадров для уличной преступности;
— Советская методология воспитания преступника в детском доме, познав которую у вас зашевелятся волосы на подмышках, а если они бриты — молниеносно вырастут и зашевелятся;
— Как воспитанники детских домов узнавали про знаменитую лампочку Ильича, правда не без некоторых оговорок: немного не ту лампочку, и немного не того Ильича, да еще и выглядывающую почему-то из семейных трусов заботливого воспитателя;
— Как правильно чередовать садизм физический с психологическим, или почему в СССР детские дома превратились в узаконенную сеть концентрационных лагерей.
— Суровый быт, суровых рабочих, или  атмосфера в которой нет ни шанса не стать преступником.
— Советская Макеевка, Иловайск, Горловка, Славянск, Ясиноватая, и прочие места в которых едва ли хотел оказаться кто-либо из живущих ныне.
— Почему война на Донбассе закономерный итог политики переселения 30-50-х годов?
— закономерный итог: СССР — одно из самых криминальных государств мира. Цифры и факты.

Это, и многое другое в третьей части по ссылке https://boosty.to/dno/posts/d1ae65d4-d7a9-45b3-97b2-258ccbbdd46d

promo hueviebin1 июль 18, 2017 17:28 461
Buy for 300 tokens
А я, честно сказать, сразу заподозрил, что в этой истории со свадьбой все не так чисто, и либерасты просто в очередной раз раздувают из мухи слона, дабы создать очередной информационный шум, дескать, в России все плохо, все судьи — коррупционеры и т.д., и т.п. Я специально сразу не касался…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded